Наверное, китайцы, приезжая в Англию или Россию, поначалу думают, что все здесь на одно лицо. Ан нет, мы разные, и со временем очень даже очевидно, кто есть кто. Так и мне когда-то давно казалось, что три чувства, три сестры — агрессия, злость, ненависть — все на одно лицо. Я заблуждалась. Они разные. Но для многих они тоже слабо различимы, поэтому я решила описать каждую.

Характер у них непростой, прямо скажем, неуживчивый.

Сестра первая, на лицо приятная — не удивляйтесь — агрессия

Конечно, она показывает клыки и когти, танки и бомбардировщики, но бывает очень милой, с невинной улыбкой. В целом, агрессия — сила нейтральная, если она не смешана с насилием. Слово «агрессия» идет корнями в обозначение направления движения: ad — переводится «по направлению к», gradi означает двигаться, и совсем не является чем-то разрушительным.

Но производное слово aggredi означает «атака». На жизненное пространство другого.

Движение к увеличению прибыли может быть мирным развитием рынка. А может превратиться в рейдерский захват. Желание добрать мать, которой не хватило в детстве, может превратиться в источник внутренней работы и развития, а может стать оттяпыванием куска жизни, литра крови и достоинства другого человека.

Есть грубые проявления агрессии: захват территории другой страны или бизнеса, преступления, кражи и убийства. А есть и тонкие, когда человек улыбается и ничего такого не делает (часто искренне). Как здесь распознать агрессию?

Признак главный: нет места для слова НЕТ. Невозможность сказать заветное слово из трех букв подсказывает, что кто-то топчется по твоим цветочкам и делает это быстро и жестко. Кроме невозможности сказать «нет», другим признаком агрессии является чувство вины. Если оно появилось, это означает, что нападающий не берет на себя ответственность за свое благополучие, финансовое или эмоциональное, телесное или духовное, а пытается агрессивно сложить все на тебя.

Отобрать у соседа легче, чем создать самому.

(Мы обязаны помогать другим по законам жизни, но не всегда могли или можем. Тогда нет вины, а появляется сожаление, совсем другое чувство).

Насилие, чтобы сорвать зло на более слабом человеке или животном, насилие, чтобы заземлить чувства, является откровенной и самой отвратительной агрессией. Принести в жертву другого, только чтобы продолжить лгать самому себе. Мерзко. Зло срывают не только на людях: в Алмате, задыхающейся от скрытой ненависти, агрессия направлена на деревья. Это тоже заземление чувств через более беззащитную, но бесконечно важную форму жизни.

К агрессии относится лишение достоинства. Если ты начинаешь чувствовать, что ты весь такой некрасивый, ужасный, неправильный, тупоголовый, неуклюжий, это говорит об агрессии. Сомнение в твоей компетентности, законности твоих чувств типа «вечно ты выдумываешь», «ты слишком чувствительный», «ты — больная» — называется газлайтинг — форма агрессии, лишение другого человека силы и достоинства. Для меня лично она очень знакома.

И, конечно, прямые оскорбления … здесь всем все понятно. Учитель, оскорбляющий учеников, обязан быть из школы уволенным за агрессивное поведение.

Яркое проявление агрессии — злословие. Когда конфликт обсуждается не напрямую, а за спиной кто-то выясняет, какая ты женщина и какой ты профессионал. Натравливая на тебя группу, создавая альянсы.

Ну, и одной из самых агрессивных социальных групп людей являются … являются … являются … угадали, родители! Они срывают зло на детях на раз-два и каждый день. Оскорбляют, не выслушивают, толкают, швыряют, бьют. Я этого столько насмотрелась и наслушалась на улицах нашего города, что словами не передать. Родители внушают чувство вины, привычная для них форма агрессивного поведения. Не понимают и не принимают слово «нет». Злословят о детях с родственниками. Обсуждают детей в социальных сетях, не спрашивая согласия. Ну, и конечно, не уважают, что тоже общепринято и привычно, но странно и неприятно.

Не всякая агрессия плоха.

Агрессия необходима для жизни. Без нее не будет музыки. Эрос — у греков он олицетворял силу жизни — идет через захват пространства, через движение в другой плоти, через развитие внутри другого человека. Эрос — мощная, агрессивная и красивая сила. Без агрессии нет движения к цели. К цели выжить, размножиться, процветать. Мир многоцветен, у агрессии есть своя экологическая функция.

Однако агрессия, смешанная с насилием… не то, что нужно переваривать. Она омерзительна, как невменяемые скинхеды. Ей необходимо противостоять.

Итак, агрессия нарушает или разрушает границы.

А как мы их восстанавливаем?

С помощью злости.

Чудесное, красивое, важное чувство.

Порой настолько мощное, что дух захватывает и крышу сносит. Любимая и для меня лично редкая гостья. Мне бывает трудно понять, что я уже злюсь, и поэтому я много чего знаю про лишний вес, про то, сколько килограммов у меня невыраженной злости. Сейчас, с годами практики, стараюсь замедляться, чтобы намного раньше улавливать появление злости, показывающей, что происходит на самом деле. Замедляться мне нужно сильно. Трудно стоять за себя. Как всем, кто был тихим, незаметным, послушным ребенком.

Злость возникает для защиты от агрессии.

Если сосед решил вдруг, что у тебя много денег и пытается их вытащить силой или манипуляциями, то он проявляет агрессию. Как и пьяные молодые люди, орущие под окном и не дающие спать. Это — агрессивное поведение, нарушающее границу владения деньгами и границу тишины. А твое желание выставить соседа за дверь или надавать орущим и дерущимся, возможно, воплощенное, является ответом. Злость оправдана всегда. Злость прекрасна. Злость охраняет границы. Злость достойна уважения и признания. Здоровая реакция живой системы на угрозу целостности.

Злость выявляет агрессию. Даже самую скрытую агрессию, самую милую на вид агрессию. Как раз когда не получается сказать «нет» или доказать истинность своих чувств и понимания мира. Как раз там, где твое чувство собственного достоинства тает на глазах и ты думаешь, что ты — дура или паршивец, во всем твоя вина.

Подавлять нельзя проявлять. Ага, именно так. Подавлять злость нельзя, но и проявлять бурно чаще всего не стоит, потому что слишком легко превысить меру самообороны. Очень трудно остановиться в порыве злости внутри своей границы.

Подавленная злость никуда не девается. Она разрушает самого человека через болезни либо направляется на более слабых. Детей и собак, жен и деревья, на другие страны. Или взрывается не по адресу: тебя бесит твой деловой партнер, и у бешенства есть основания. Но одновременно он ведет себя также пренебрежительно, как твой отец. Здесь злость необходимо отдавать по двум адресам, а не одним потоком партнеру. Иногда бывает, что другой нарушил границу случайно. Случайно подрезал на дороге, задумавшись о том, как разрулить между женой и любовницей на Новый год. Он не собирался тебя задевать. Злость в той амплитуде, что я видела в некоторых жизненных ситуациях … говорит о невменяемости того, кто злится.

То есть, злиться нужно в полной мере, а проявлять злость умеренно. Нельзя давать желчи застаиваться, но каждый раз важно смотреть и разбираться, докапываться до истинных адресатов. Подавлять нельзя, но регулировать можно и нужно. Обычно я предлагаю моим клиентам несколько эффективных способов проживания злости, многие из которых включают в себя огонь. Помогает.

Люди порой целенаправленно накапливают злость, превращая ее в ненависть. Сейчас расскажу, для чего ненавидят, почему ненавидеть важно и как с ненавистью обращаться, чтобы она стала удобрением для роста, а не помойкой.

Ярость и ненависть — чувства красивые. Злость, доведенная до предела. Как раз столько ее и нужно, чтобы восстановить границы. Ярость и ненависть возникают, когда граница не просто нарушена, но раздавлена в прах, когда у тебя отбирают жизнь, честь, достоинство. Когда убивают твоих детей внутри или вовне. И нужно собрать много энергии, чтобы мощным потоком выгнать врага и восстановить пространство для жизни.

Но есть между яростью и ненавистью глубокие различия. Ярость приходит, как гроза, восстанавливает границу и уходит. Мир и благодать, крупные капли дождя и слез примирения скатываются по листьям и щекам.

А вот с ненавистью все иначе. Ненависть не останавливается на восстановлении границы. Ненависть жаждет уничтожить того, кто их нарушил прямо или нарушил в твоем воображении. Многослойное, сложное чувство. Трудно проживала и отпускала как внутреннюю, так и внешнюю ненависть, не-могу-видеть.

Ненависть — обратная сторона обожания.

Она с обожанием одинакова. Ненаглядность, не-могу-наглядеться. Только на того, кого мы обожаем, мы проецируем свои светлые стороны, и намертво прилипаем к этому человеку. А на того, кого ненавидим, мы проецируем свои «темные» стороны. Те наши части, за которые нас отвергли родители. И точно также намертво прилипаем.

Ненависть беспощадна.

Ненависти нужно не просто восстановить границы, но и получить гарантию, что граница больше не будет нарушена. Вель нарушитель обычно упертый, и какая-то наша часть в темноте готова дать слабину, снова открыть врата. Своими руками. Тогда стражем врат становится ненависть, где нет места состраданию и милосердию, слабости и малодушию. Чтобы жить и дышать, нужно отлипнуть, нужно идти своим путем.

Ненависть кричит о предстоящем расставании.

Если с яростью необходимо лишь регулировать аффект (сильную эмоцию), чтобы остаться в пределах самообороны, то с ненавистью все тоньше и сложнее. Если не ненависть, то тебя снова растопчут, совратят, очаруют, захватят в плен, и ты снова будешь в рабстве. Мы ненавидим в ситуациях своей глубочайшей и непередаваемой ранимости, беспомощности, слабости.

Ярость горяча, а ненависть … мы ненавидим там, где нет возможности получить любовь.

Ненависть холодна, потому что движима страхом, не только злостью. Страхом быть собой. Страхом принять свои червивые и золотые стороны. Страхом быть обнаженным. Страхом неизбежного расставания и отвержения, когда тебя увидят и когда ты увидишь.

Не-видеть — ненавидеть.

То, что нет сил увидеть в себе, мы проецируем на других и ненавидим тех, кто позволяет себе то, что мы себе не позволяем. Будь то власть, успех, художественный талант, собственное мнение, сексуальные выборы или следование своему предназначению… ненавидим мы от слабости, от боязни заглянуть внутрь и узнать, что и кто жаждет выйти на свет. Кого не могут принять твои родители.

И если работать с ненавистью осознанно, не давая ей превратиться в малодушное, мелочное, уродливое злобство, то, в отличие от одномоментной ярости, она даст достаточную энергию на долгий путь освобождения от внутреннего и внешнего рабства, на создание пространства для жизни и для любви.

Ненависть совсем, совсем нельзя подавлять.

С ней нужно работать, чувствовать, осознавать. Именно она, если использовать ее мощную энергию, может привести нас к предназначению, провести путем самых глубоких и самых трудных перемен. Ее заряда хватит. И ненависть совсем, совсем нельзя выплескивать на других. Потому что люди не заслуживают, чтобы на них сливали чужую тень, и потому что, если расплескать, то не хватит энергии на трансформацию, на следование предназначению, на проживание своей жизни полностью.

Такие вот три достойные, прекрасные сестры … ненависть приводит Домой, злость защищает Дом, а агрессия помогает размножаться, развиваться и расширять границы Дома. Они прекрасны сами по себе, но если они используют ложь, подавление и насилие, то становятся уродливыми.

 

Советую почитать:

Обрести свой дом, работа с травмой рождения

Я есть! Как научиться себе доверять

Золотые и червивые стороны наших любимых