Крис Кельвин сказал: «Это — моя жена». Он быстро понял, что Океан Любви и Доброты снова и снова возвращает ему его рану. Остается только полюбить.

Я говорю: «Снаут, Сарториус, это — моя мама. Она со мной. Ей невыносимо было мое существование всю мою жизнь, каждый день, год за годом, с момента рождения до сегодня. Многие матери не любят дочерей из-за своих же травм. Ей было мучительно. И нужно было скрывать, четко зная внутри, что любви нет, а есть нелюбовь. И где выход? Выхода нет. Каждый день моей жизни был для нее источником страдания».

Я говорю: «Снаут, Сарториус, это — мой папа. Мое существование разрушило, сломало его жизнь. Заставило переехать из Москвы, родной среды, в адский темный вонючий дом моей бабушки в Алма-Ате со злющими сестрами моей матери. Мое существование было для папы невыносимым. Он выбрал скользить по мне глазами, словно по стене, притворяться, что я не существую. Никогда не разговаривать, молчать, отворачиваться. Мне оставались его пустые, пьяные, мутные глаза. Это — мой папа, он со мной.»

Океан Любви и Доброты на планете Солярис приводит ко мне моих гостей. День за днем. Они везде со мной: иду ли я встречаться с кем-то, целую ли мужчину, работаю ли я с клиентами, готовлю кушать, веду ли группу, пишу статью, купаюсь в море, гуляю с Точкой. Мои гости всегда со мной, запрещая чувствовать мои чувства, стирая мое существование. Они всегда со мной, как жена Криса Кельвина. Они не не могут без меня, прорываются через любые стены и двери.

Я тоже пыталась их убить всеми способами, как и вы своих гостей, Снаут и Сарториус. Я пыталась от них сбежать. Я старательно убивала себя, как Геборян, только бы не встречаться с ними. Но они быстро регенирируют и приходят снова и снова.

На планете Солярис нет другого выхода, кроме как принять и любить.

Это — мои мама и папа, они со мной. Всегда.

Советую почитать и посмотреть:

Дети, как психопомпы

Солярис

Теория двойных посланий

Я больше сюда не вернусь

Путь через скалистые горы в сладкую долину прощения