На самом деле, я люблю зиму, скучаю по ней. Похрустывающий снег, особенно только выпавший, искрящийся под светом солнца или мерцающий таинственно под мягким светом ночных фонарей. Но так было в детстве. Сейчас городские зимы стали неприятными, слякотными, и снег мрачнеет оттенками серого от выхлопов автомобилей.
Люблю зиму, но оказалась существом теплолюбивым. В Алмате я замерзала зимой и летом от переизбытка ненависти в пространстве. Знаете, от ненависти становится очень и очень холодно, когда она направлена на тебя по каким-то там причинам. Потому что женщина, потому что не так выгляжу и не то говорю, потому что у них не было матери никогда, потому что директор или психотерапевт, потому что ___ вставь нужное.
Я мерзла.
При всей близости того мира, я уехала домой. Там, в городе, мне нужна была теплица-семья, она же практически тюрьма. Здесь живу на свободе, на воздухе, в деревне.
Здесь тепло. Дух Места принял сразу, мгновенно. Он и позвал меня сюда. Пообещав любить и баловать, окружать нежностью и заботой. Обещание выполняет. Он здесь древний, видел еще ликийцев. За что меня любит? Не знаю. Но любит и настаивает, чтобы я здесь жила. Ценит.
Пересадка взрослого дерева — занятие крайне сложное и мучительное, но Дух Места сильно помогает. Мне тепло, даже когда ненависть из того пространства догоняет снова и снова. От тех, кто выбивают и выкачивают энергию жизни, вставляя в поля других, щедрых и ранимых людей, присоски из ненависти, страха, зависти, нелюбви и безответственности. Надежный способ, кстати. Трудиться тогда не надо ни за финансы, ни в терапии. Отвечать за свою жизнь и благополучие тоже не надо. Можно смотреть кино с утра до ночи, как бывший. Достаточно лишь кого-то сильно ненавидеть, кого-то доброго и открытого.
Здесь мои папа — Баба Даг и мама — Олюдениз. Здесь и люди неплохо относятся, что странно. Я же чужая, ябанжи.
Проросла корнями в землю, в каждую щелку. С какого-то момента я говорю Жизни «да». Всему, что происходит со мной, с другими. Бомбы, взрывы, любовь, война — что угодно, я могу с этим жить. Полное принятие тьмы. Ругаюсь, матерюсь, злюсь, плачу, но врагов больше нет. Грусть есть, горе есть, врагов нет. Сейчас я ставлю Жизни одно условие: не могу сдвинуться с места. Я — дерево, корнями в земле. Могу вынести все, но только здесь, в тепле.
Занятно, что несколько лет живу на временном виде на жительство. Красивая параллель — мы все на Планете живем на временном виде на жительстве, не все об этом помнят.
Поскольку мы временно, нужно успевать дышать, любить и плакать.
***
Мимоза
Мимоза обладает трогательным свойством. Она помогает прожить сильное горевание, сильнейшие утраты. Прошлой жизни, близких, друзей, дома, семьи. любимых, статуса, профессии, языка, культуры и даже дачи. Она делает горевание мягче, не таким горьким, проживаемым. Не таким острым, выносимым.
Вот купить можно здесь. Или в другом месте. Albizia extract. Можно быть честными в расставаниях, отпусканиях, переменах. Потому что загнившее непрожитое горе превращается в отвратительную вонючую убийственную ненависть. Ее нам не надо, правда? Мимоза, теплолюбивая, поможет.
Советую почитать: