Он то притягивал мое внимание, то отталкивал. Конечно, нельзя давать его читать рано в школе, потому что он писал для зрелых людей. Сострадание, духовность, тончайшая наблюдательность и любовь к природе.
«Повести о жизни» стали для меня открытием два года назад.
Столько с ним удивительных совпадений. И бабка его была турчанкой, и родился он в год рождения моего сына, тоже близнец, только на сто лет раньше. А умер сразу после моего рождения. Пережил много. В Повестях он рассказывает о времени его юности, этожмамадорогая. Летописец! Рекомендую прочесть Повести, все части, особенно если вам больше сорока, и вы теперь сможете понять то, что даже в тридцать девять понять невозможно.
Дружелюбный, уважительный, талантливый, тонкий. Женщины его обожали, читатели боготворили. И правда, писал честно и просто. Та самая простота, которая приходит на вершине мастерства.
Повести о жизни стоит прочесть, особенно зная, какая реальная цена исподтишка была за них заплачена. Теперь, когда я научилась понимать тонкие движения энергии, когда мне открылись секреты многих болезней и непростые пути исцеления, я знаю, что все его творчество, все мастерство и купание в лучах признания не стоили жуткого страдания и преждевременной смерти его сестры, сильно близорукой добрейшей Гали, которая умерла, так и не прожив жизнь. Умерла вслед за железобетонной матерью, скормившей твердой рукой Галину энергию Костику. Они также не стоили самоубийства его сына. Творчество того не стоит.
Цель жизни — жить. В моем понимании. А не красоваться в инстаграмах текущего времени. 
Папик-мамик купаются в лучах принятия и признания окружающих, одобрения творчества и таланта, их тонкости и душевности, благотворительности, обязательно благотворительности и социальной активности (!) — а также раздельной утилизации пластика их жизни — не за деньги, упасибоже, деньги здесь только мешают! Признание за то, что они вот Такие Хорошие, Такие Добрые, Такие Красивые, Такие Талантливые Люди. Не бесплатное удовольствие, и платой здесь является не труд, не самоотдача, а тонкая энергия. За принятие и славу, за высокое творчество дочь-сын или другой очень близкий человек должны висеть на кресте, сидеть на игле или отдыхать в психушке. Если всякой доброты от окружающих нужно много, то дочь или сын вполне могут разбиться на мотоцикле возле дома. 
Кто-то же должен заплатить, правда?
У дочери и сына есть выбор, они не жертвы. Только трудно заставить родителей и популярных в обществе родственников самостоятельно платить по их социальным счетам. Поддержки не жди, будешь полным изгоем! Общество надежно хранит свою главную ценность: требование отдать им на растерзание ребенка. Внутреннего и внешнего. Прежде прямо требовали, сейчас исподтишка.
На том оно и стоит, это «общество».
Поддержка от окружающих, принятие и признание в социуме, социальный «успех», инстаграм стоят дорого. За них платится жизнью, вменяемостью и благополучием близких. Самых близких, потому что они не могут отказать. Я знаю. Я была на обеих сторонах.
Иногда мне кажется, что я — Галя Паустовская, которая пришла прожить точно такую же судьбу. Только иначе. Посмотрим, что получится. 
А еще Карфаген должен быть разрушен.
c) Galya Kahraman, July 2019
Советую почитать: